Художник-модельер, основательница бренда женской одежды Ира Канюкова, буквально месяц назад вернулась из Парижа, где проходила интенсивный курс «Культура и бизнес в индустрии моды» в одном из французских институтов. И нам стало интересно… Чему же учат в городе, для жителей которого хороший вкус – стабильный источник дохода, и немалого? Индустрия французского люкса – это нефтяная и газовая труба Франции. Париж никому не собирается уступать лидерства, продолжает настаивать на том, что будущее моды по-прежнему определяется здесь, и только здесь. Итак, мы поговорили о настоящем люксе, о том, как «нюхать воздух» в поисках новых трендов и о том, зачем все это пермскому дизайнеру…

Мне помнится, наш разговор, и вся эта история с интервью начались с вашего неожиданного утверждения «Louis Vuitton – это не люкс». Дальше тема развивалась по нарастающей…

Для меня самой это было неожиданностью. Выяснилось, что понятие «лакшери» в России и во Франции трактуется по-разному. На примере Hermes, Dior и Channel нам объясняли, чем отличается настоящий люкс от ненастоящего, и тут важно не только производство как таковое или богатая история, но и методы продвижения. Например, при всей своей долгой истории Louis Vuitton проигрывает Hermes и выпадает из лиги «лакшери» из-за того, что у магазинов LV всегда стоит очередь, будь это отдельно стоящий бутик или это один из бутиков в галерее Lafayette. Для люксовой марки такой массовый спрос недопустим. Настоящий люкс – люкс недоступный, и это сознательная маркетинговая стратегия. 

В Hermes говорят: как только мы видим, что растут продажи, мы сразу приостанавливаем производство этого товара, чтобы не было очередей. Интересно, что обычные способы рекламы, общепринятые законы маркетинга в люксовом бизнесе работают прямо противоположным образом. Обычные способы рекламы не помогают, а вредят индустрии люкса. Там действуют 12 «антизаконов» маркетинга. Никаких продаж через Инстаграм, никакой прямой рекламы – только трансляция легенды, истории марки. Люкс не может следовать моде – мода может следовать за люксом. Иногда они, конечно, пересекаются, но люкс может самым высокомерным образом моду игнорировать, что он и делает зачастую.

Да, есть понятие «полулюкс» – это очень дорогие товары для людей, у которых появились большие деньги в первом поколении, и они хотят приобщиться к роскоши. Но настоящий люкс таких людей не любит и всячески это подчеркивает. Например, они постоянно повышают цену, чтобы их товары всегда оставались недоступны, как мечта.

Нет никакой очереди у бутика Hermes, там царит спокойная, почти семейная обстановка.

«Вся такая желанная, но недоступная сумка Birkin»...

Ну да. Еще у каждого уважающего себя дома моды есть свой ДНК стиля, или, как они сам говорят, свой код. Когда-то их создали основатели: Chanel, Dior… Это сумма признаков, элементов стиля по которым мы всегда отличим Chanel от любой другой модной марки. В коде Dior – бант, горох, силуэт, особая драпировка, вещи, скроенные так, чтобы подчеркнуть крутой изгиб талии, гипертрофированное «бедро». Кутюрные вещи модных домов – это настоящая роскошь, и, скажу вам, увидеть их вблизи, потрогать собственными руками, совсем не то, что разглядывать картинку в журнале или в интернете. Сразу становится понятна огромная разница между представлениями о люксе у нас и в Париже.

А в трендах мы тоже здорово отстаем? Неужели обязательно ехать за ними в Париж? В конце концов, интернет у всех один…

Тренды и тенденции носятся в воздухе Парижа задолго до того, как они появятся в журналах и на подиуме. Парижане умеют ловить их, «нюхать воздух», как они говорят. Дизайнеру не стоит искать тренды на показах..

Это почему же?

Считается, что тенденция умирает в одежде. После того, как дизайнеры показали свои коллекции, обыграли какую-то новую тенденцию – она уже мертва. Вы должны почувствовать, вычислить ее намного раньше.

Ну дав Парижском воздухе модные идеи так и носятся. А нам как бытьВы привезли нам технологии «нюхания»?

Если я скажу, что делать нужно так, так и так – по пунктам – ничего не получится. Нужно ехать туда, во Францию, насмотреться, прислушаться к ощущениям. Нельзя сказать: «для того, чтобы поймать тренд, нужно сходить в Лувр, потом в магазин мебели в таком-то квартале, а затем мимо парижской витрины по такому-то адресу». Необходимо обращать внимание на любые мелочи, о важности которых вы и не подозревали раньше.

Чтобы поймать тренд, нужно подойти к этому со всех сторон: социальной, политической, демографической, культурной. Всем нужно интересоваться, все изучать. И очень важно понимать – это действительно тенденции или какие-то твои домыслы, ощущаешь ты новый тренд или нет? Просто смотреть и копировать – скучно.

Можно посетить отделы посуды, мебельные магазины, смотреть на витрины..  В дизайн мебели новые направления приходят раньше, и в мире моды это знают. Вот мы идем по городу: «Обратите внимание, это старинное здание власти отдали современным художникам». То есть, как так – отдали? Да, действительно, там теперь что-то вроде музея современного искусства с мастерскими, место сбора современных художников. Они за ним смотрят, там живут и работают. В поисках трендов важно интересоваться современным искусством.

И постепенно все эти прогулки очень бодрым шагом по Парижу, все впечатления сложились в некую палитру, из которой можно черпать.

То естьглавная мораль такаяприехать в Париж и там поймать тренды – если вы умеете это делать.

Конечно, они настаивают на том, что у них монополия: будущее моды определяет только Париж. Только они в этом разбираются. В Париже существуют бюро тенденций, есть концептуальные бутики… Такие как Colette – это как раз бутик тенденций. По интернету прокатилась новость, что его закрывают, но нет, он работает. В Colette часто меняют экспозиции, представляющие новые тренды. Там все – и книги, и музыка, и парфюмерия.

Мы побывали в таком интересном, но спорном месте, как магазин Merci, где мне сначала совсем не понравилось. Я даже не поняла, зачем мы здесь – в  этом «секонд-хенде», расположенном во дворе дома. Прямо на входе тебя встречает тележка с тюками одежды на развес, в углу валяются в кучу сваленные манекены. Идем дальше – люди роются в каких-то коробках. Только потом стало понятно… Здесь все сделано таким образом, что старые вещи хорошего качества соседствуют с массовкой, дешевыми подделками «под старину». И надо «набить глаз», научиться разбираться в винтажных вещах, отличать старину от подделки.

И, наоборот, в концептуальном бутике с гранжевыми, непонятной одеждой, с очень необычной обстановкой, есть весьма дорогие вещи. Некоторые девочки не выдержали суровости обстановки и убежали через пять минут. Но именно в этот бутик приезжают московские байеры. Интересно, что ближе к выходу стояли кронштейны с последней коллекцией Gucci, который сейчас стал очень трендовым.

Ну и какие тренды вы отметили для себя, «понюхав» парижский воздух?

Например, одно из направлений я почувствовала в постельном белье. А в посудном отделе я увидела тему камня – в каменных разделочных досках. Тренд рассеян в элементах дизайна, в цвете, в декоре. Я для себя определила, что хорошее будущее у трендов барокко и милитари. Все, что связано с темой войны очень актуально.

Это вас Лувр заразил настроениями барокко?

Возможно, но раньше я никогда не обращала внимания на этот тренд, а сейчас мне интересно – угадала ли я его, и как он будет воплощаться на новом витке моды: с нынешним развитием технологий, любовью к сверхтехнологичным тканям.. Как соединить дух барокко с современностью?

И даже уловив тренд, важно действовать не топорно и не прямолинейно – нельзя повторять избитые приемы. Нужно сделать так, чтобы зритель догадывался, что ты имела в виду, чувствовал дух стиля, который вы можете передать совершенно непривычными, новыми знаками. И, вроде, он подозревает, что это милитари, но в чем именно – понимает не совсем.

Это что же получаетсяДизайнеркоторый живет в Перми и не ездит за трендами в центры моды – обреченБеспомощен со всем своим интернетом?

Получается, что обречен. Если вы просто хотите одевать людей в Перми – хорошо, качественно, красиво, – так ли они вам нужны, эти тренды? Посмотрел, показ, что-то додумал и сшил. Но если вы хотите  быть на мировом уровне – да, надо ехать.

Но будем помнить, что те, кто пытается делать моду в Перми, бесспорно, достойны восхищения. Иногда люди понимают это как миссию – создавать здесь модную одежду, сохранять традиции мастерства. Есть, конечно, и ругательное выражение «пермский дизайнер», но большинство местных мастеров заслуживают уважения. Не всякий возьмется за это, не всякий дойдет до конца.

Вы же понимаете, что нельзя делать настоящий люкс в Перми. Тогда зачем вы ездили в Париж, если вы остаётесь местным, пермским дизайнером?

Мне нужны были четкие представления о работе и продвижении люксовой марки, прежде всего, для моей мужской линии одежды. Хотелось уловить сам дух высокого люкса, понятие высокого класса. Конечно, я не начну сегодня делать коллекции от кутюр, но поднять уровень, приблизить его к более высокому – это возможно. И клиент такой прогресс очень ценит. Мне хотелось понять индустрию люкса, чтобы добавить лоска в свои коллекции, в сервис, в общение с клиентами, в ценности. Сделать так, чтобы эти ценности были, в конце концов. Хочется другого уровня собственных коллекций и их презентации: больше статусности, элегантности, стиля. В Париже, все пронизано очарованием элегантности. Только там можно этим «заразиться», а не глядя  на моду по телевизору.

У меня есть коллекции, которые мы выпускаем маленьким партиями: небольшой ассортимент, стандартный размерный ряд от 42 до 48. А есть подиумные коллекции, где я могу высказаться в полный голос.  И мне хочется сначала повысить уровень подиумных коллекций, добавить стиля, изысканности, а потом добавить все это к массовой линии. Повторить какие-то интересные находки, пусть и в менее дорогом материале. И я ни за что не буду уступать в качестве шитья – даже в более демократичной линии.

Текст: Вероника Даль