31 марта в пабе "Соль" прошел концерт певицы, участницы группы Nouvelle vague Жени Любич. "Not just a simple russian girl" гастролирует по России со свои первым сольным альбомом "C'est la vie".  Удивительная, хрупкая, с сильным голосом, она сочиняет песни на французском, английском и русском языках, поет, танцует и играет на музыкальных инструментах во время концерта, чем стопроцентно очаровывает публику. Мы не могли не влюбиться, чего и вам советуем! 

М.М: Женя, давай начнем с самого начала, как музыка появилась в твоей жизни?

Ж.Л: Я стала петь еще в детстве. Когда в школе задавали учить наизусть стихи,  мне было легче это сделать, если я сочиняла к ним музыку. Мелодии приходили в голову сами собой.  Таким образом, были написаны  мои первые  песни – в их основе лежали  стихотворения разных поэтов, среди них Бернс в переводах Маршака, Брюсов, Державин. Какое-то время в подростковом возрасте я занималась академическим вокалом. Но вскоре поняла, что академическая постановка голоса мне мешает петь свои собственные песни, которые по стилю были далеки от классических произведений.  Я понимала, что мне нужно освоить совершенно другую технику пения, и уже учась в университете, я записалась на курс по современному вокалу.

Ж.Л: Где ты получала музыкальное образование?

Ж.Л: Я училась на факультете Свободных Искусств и Наук по либеральной системе образования.  Его прототип – Bard College of liberal arts & sciences в Нью-Йорке (где я тоже училась).  Основные, обязательные предметы в моем случае имели филологический уклон, а остальные курсы я могла выбирать по собственному желанию. И все, что я выбирала, было связано с музыкой. Поэтому, не смотря на то, что у меня нет музыкального образования в традиционном смысле, я, тем не менее, получила довольно серьезные знания в этой области.  Курсы по истории и теории музыки, муз –анализ, гармония, сольфеджио, а самое главное, практические занятия по вокалу и фортепиано – все это стало мне доступным именно во время моей учебы в университете.

М.М: Ты там же научилась играть на музыкальных инструментах?

Ж.Л: Еще в детстве у меня появился синтезатор. Конечно, этот инструмент меня увлек, я нажимала аккорд, и он сразу весь звучал! Там были разные ритмы, жанры, стили. И все это можно было попробовать и услышать! Потом мне в руки попала гитара, я не могла от нее оторваться. Еще до моего рождения у нас в доме было пианино, и совсем в раннем возрасте со мной занимались разные педагоги по фортепиано. Правда, мне это жутко не нравилось, я просто засыпала, глядя в ноты. А потом в университете я сама к этому пришла и была очень увлечена занятиями у Александра Николаевича Бердюгина – это джазовый композитор. Он нашел индивидуальный подход ко мне.  Вместо скучного академизма, он сразу предложил заниматься моими песнями.  У нас была абсолютная музыкальная практика, которая развивала композиторское мышление. Это было интересно,  и я могла тут же использовать эти знания. Я пишу песню, показываю ему, и мы вместе смотрим как лучше ее подать.

М.М: Ты пишешь и музыку, и тексты песен, и сама исполняешь, а музыканты в твоей группе только исполнители?

Ж.Л: В моей группе не просто исполнители. Каждый музыкант – это персонаж на сцене. Очень много зависит от саунда, от подачи песни. Изначально мелодию я пишу сама, а уж как песня зазвучит, во многом, зависит от нашей совместной работы. У моих музыкантов большой опыт. Стас Березовский – гитарист, играл в группе «Сплин», он пишет свои песни, и старается по-своему подходить к каждой композиции.  Клавишник – Денис Кириллов -  один из лучших в Санкт-Петербурге,  он тоже сочиняет музыку. Андрей Иванов – барабанщик, он очень здорово чувствует сценическое и звуковое пространство. Дима Турьев, помимо того, что он - бас-гитарист в моем проекте, еще занимается записью, сведением, мастерингом, саунд-продакшеном, а также организационными моментами. Каждый  из них может привнести что-то авторское в мою музыку. Я думаю, что исполнитель, который бы просто озвучивал ноты,  вряд ли  смог бы со мной работать.

          

М.М: Как все дальше развивалось? У тебя есть голос, у тебя есть песни, как они начали записываться?

Ж.Л: Сначала все это не имело особого отклика. И, тем не менее, я старалась много выступать, участвовать в разных конкурсах. Все изменилось после встречи с группой Nouvelle vague, которая произошла в 2008 году, на концерте в Питере, где я передала им свой диск. Это был поворотный пункт в моей музыкальной судьбе. Через какое-то время мне пришло письмо от Марка Коллина, их продюсера, с просьбой приехать в Париж для записи нескольких треков к третьему альбому группы  - «NV3».

М.М: А что у них за история такая со сменой вокалисток?

Ж.Л: В Nouvelle Vague все время приглашают разных певиц, потому что это привносит что-то новое проекту,  песням, их звучанию и подаче…  Я думаю, что  мне предложили присоединиться к группе,  потому что в тот момент ее создателям хотелось сделать свои кавер-версии на французские треки времен панк-рока. Скорее всего, понравился мой легкий акцент... Надо сказать, что акцент в произношении, является частью концепции Nouvelle Vague. Благодаря этому открываются какие-то другие смыслы, это дает возможность взглянуть со стороны на знакомые композиции.  Как раз на том диске, который я передала в 2008 году, одна из моих песен была на французском языке. Я  ее написала еще в 5-м классе на стихи Анри Реньера.  Видимо, это и решило все в мою пользу. Первый трек, который меня попросили спеть для Nouvelle Vague, был изначально написан группой Taxi girl в 80е годы, он называется «Aussie belle qu’une balle».  Автор этой песни,  Мирвес Ахмаджай – бывший продюсер Мадонны, культовая фигура на музыкальном поле Франции. В моем исполнении «Aussie belle qu’une balle» можно услышать на третьем альбоме группы Nouvelle vague. Сразу после выхода этого CD мне предложили принять участие и в концертах, и в гастролях.

М.М: Когда ты впервые приехала, вы сразу нашли общий язык?

Ж.Л: Меня тогда поразило, что на первой же встрече Марк Коллин предложил обсудить те треки, которые мы собирались записывать. Для меня было удивительным и совершенно потрясающим то, что продюсеру интересно мое мнение:  то, как я хочу спеть эти песни, что я хочу в них привнести,  как я думаю сделать так, чтобы это было ни на что не похоже,  какими средствами я буду это делать… И у меня были мысли на эту тему, и было свое видение.

М.М: Он прислушался к тебе?

Ж.Л: Я даже так скажу - мое видение определяло мою возможность участия в этом проекте. Туда не попадают люди, которые не имеют опыт создания чего-то своего, а у меня этот опыт был. Мне хотелось спеть так, как никто до меня не пел. Если я делаю кавер, то я стараюсь отнестись к этому как к возможности создать нечто свое.

М.М: Сейчас ты совмещаешь два проекта - сольный и Nouvelle vague?

Ж.Л: Даже больше, чем два. Действительно, моя связь с Nouvelle Vague не прерывается, к примеру, в апреле, я буду с ними выступать в Питере и в Москве.  С  Марком Коллином, саунд-продюсером моего первого сольного альбома «C'est la vie» мы обсуждаем сейчас возможность его издания и во Франции. Основной мой проект сегодня  - это мои песни, моя группа, студийная работа, концертная деятельность в России и не только. Помимо этого, в моей жизни еще появились темы театра и кино.  Две моих композиции – «Gentlemen of fortune» и «Метелица» в конце 2012 года вошли в саунд-трек нового фильма «Джентельмены, удачи!». А прошлым летом главные герои и авторы  спектакля «МКАД»- Михаил Козырев и Алекс Дубас почувствовали необходимость включить в свой театральный эксперимент музыкальную волну и пригласили меня к участию.

М.М: Что для тебя значат проекты Nouvelle vague и Женя Любич?

Ж.Л: Женя Любич – это я, мое творчество. А Nouvelle vague – это новая волна в моей жизни, которая дала мне огромный импульс и перевернула всю мою биографию.

М.М: Тебе не говорили, что ты похожа ни Эдит Пиаф? Кто из великих певиц тебе нравится, кого сама слушаешь?

Ж.Л: Да, в последнее время это сравнение многим приходит на ум. Из любимых певиц могу смело назвать вокалисток Nouvelle vague – Мелани Пан, Фиби Килдиар, Камий Далме. Один из моих основных авторитетов в музыке – певица Джонни Митчел,  она родом из Канады. Содержание ее песен не столько в текстах, сколько в голосе. Ты слушаешь ее и попадаешь в другую реальность,  вибрации ее голоса могут рассказать больше, чем любой текст. Это что-то, что вне текста. В этом ценность музыки. Она дает нам то, что нельзя передать словами. Это как чувства.

М.М: Ты бы не хотела сняться в кино?

Ж.Л: Хотела бы. Я думаю, этот момент придет. Кстати, во время съемок фильма «Джентельмены, Удачи!» режиссер, Дмитрий Киселев предложил снять отдельный клип на песню «Метелица». И при поддержке компании «Базелевс» и Тимура Бекмамбетова он был снят.  В какой-то степени, в рамках этого видео я уже немного была актрисой.


Фотография с сайта vk.com/jenialubich

М.М: В каких городах, странах ты уже выступала со своим сольным проектом?

Ж.Л: Последнее время у нас очень расширяется география концертов. Этот год получился знаковым в этом отношении. Не только Питер и Москва теперь у нас в графике. Буквально пару дней назад я вернулась из тура по 10 городам России, мы были на Урале, в Сибири, и это для моей группы – новые места и новый опыт.  Мои концерты проходят и за рубежом. Был очень успешный концерт в Финляндии, до этого в Норвегии, а 2013 год мы встречали во Франции выступлением в Довилле.

М.М: А за границей ты поешь на русском языке?

Ж.Л: Не только на русском, но когда, к примеру, у меня был сольный концерт в Париже,  то там именно русские песни слушались с наибольшим интересом и вниманием.

М.М: Родители всегда поддерживали твое увлечение пением?

Ж.Л: Да, поддерживали и продолжают поддерживать по жизни во всем! Недавно у меня был день рождения, и мы с группой отмечали его концертом в театре эстрады в Петербурге на углу Большой Конюшенной и Невского  – это самое сердце Питера, огромный театральный зал! Помимо большого количества зрителей, там, конечно же, были мои родители и бабушка.  Без них, без их участия и понимания, наверняка, ничего бы не было.

М.М: Из чего состоит твоя жизнь помимо музыки?

Ж.Л: Музыка – вся жизнь. Для меня это основной способ любить. 

 

Беседовала Ольга Геранина
Фотограф: Таня Тикка